Поиск

Я тебя люблю, а я тебя - нет

Психоаналитические теоретики с удовольствием препарируют чувство односторонней любви. Продают этот феномен, почем зря, разглядывая своим холодным глазом через микроскоп фрейдизма. Литература так же плотоядно вгрызается в истерзанное, как у лагерного узника, ее тело, чтобы сучить нитку страстей, питающих души благодарных читателей. Чего стоят Платон Рогожин и Настасья Филипповна, разгуливающие в шубах нараспашку, швыряющиеся деньгами в огонь и убивающие друг дружку: она – медленно, он – быстро. Но я знаю, что безответная любовь – не болезнь. Брать у нее анализы для определения безвыходности положения не нужно. Ее не надо лечить. Она здорова и, может быть, еще и получше других будет.

«Меня не любят» - это как приговор, можно подумать. Десять лет без права переписки, с конфискацией…  Три маленьких этих слова способны оправдать любые страшные преступления. Так доктор Айболит в усах белогвардейского генерала сочувствующе высказывался в адрес пролетариев моря – пиратов: «Они такие злые, потому что никогда не лечили зубов». Все страшные маньяки, наверное, закрывшись у себя дома с медвежонком без глаза и кастрированным котом, так и говорят про себя: «Никто меня не любит». Ну да, никто тебя не любит, дорогуша – ты кровавый убийца! Зато как же умеют любить сами маньяки! Здесь выявляется первое правило: слишком сильная, твоя любовь затмевает чувства, которые могут испытывать другие. Их интенции в твою сторону кажутся муравьиными усилиями и лишь оскорбляют твое, маньячье достоинство. А как бы ты хотел, чтобы тебя любили? Любить – значит испытывать желание быть собственником. Двойная мука – желать (напоминает – копать) и владеть (напоминает – заведовать складом). Ты завхоз своей любви и каждый день закапываешь ее все глубже. Тебе хотелось бы, чтобы кто-то закапывал в землю тебя?

Принцип обмена заложен в основу всех человеческих отношений. Обмен – суть экономики, в которой происходит бесконечная перестановка символов, обещаний, признаний. Любовь тоже включена в такой обмен. Наряду с желаниями, она подогревает в тебе жизнь для того, чтобы ты успел сделать как можно больше разменов, прежде чем придет смерть – фееричный конец этого праздника. Влюбленные клянутся друг другу в вечной верности, они произносят слово «навсегда». И они не лукавят, просто «навсегда» - понятие, не имеющее отношения к астрономическому времени. Но вот «навсегда» закончилось, и ты умираешь вместе с ним, перечеркивая все, что было для тебя когда-то истиной, драгоценностью и правдой. Как мог ты так ошибаться? Как мог ты любить эти скулы, эту спину. А этот голос – ведь у тебя болит от него голова. Твоя ли это голова была? Нет, конечно, не твоя. Ты умер. И ты родишься вновь. Так ты умираешь много раз за свою жизнь. Ты загораешься и гаснешь. Ты завхоз своей любви, выполняющий неведомо кем установленный план.   

Любить – тяжелый труд, и все мы, выполняющие его нормы – шахтеры в одном забое. Безответная любовь среди этих ценных пород, на вес золота. Она спасает нас от цинги и палочек Коха. Безответная любовь – не трагедия и не фарс. Она настоящая, она навсегда в самом прямом смысле этого слова. Не имея возможности терзать объект своей любви в повседневной жизни, ты сохранишь его невредимым. Парадоксальным образом, находясь вдалеке, он станет к тебе ближе. Он будет источником твоей силы, и, как Дон Кихот, ты сможешь сражаться с ветряными мельницами, которые были вовсе не фантазиями сумасшедшего идальго, а самыми настоящими чудовищами из реальной жизни. Ведь именно так они и выглядят, наши страхи, проблемы и надежды. С закаленной, проверенной в этих боях любовью без ответа ты защищен и всегда в доспехах. Ты неуязвим, потому что никто не может ранить тебя в сердце, никто не знает, где, в каком утином яйце спрятана твоя гибель, и где конец той иглы, которая может смертельно тебя уколоть. Чувство без залога принципиально антибуржуазно, не подвержено моде, а значит – инфляции. Никто не отберет его, никто не купит, не предложит выгодный обмен. Вы будет жить долго и счастливо, и умрете в один день. Любовь в одну сторону – не идеализм, не блажь, а крепость, которую не надо брать штурмом. В ней можно прятаться от ненастья и надоевших врагов, одному, с мишкой без глаза, или верным шутом. В стенах этой крепости ты сохранишь самое главное – себя. Тебе не понадобится кромсать себя на куски и скармливать любимому, который превратится в конце концов в личного твоего людоеда, а ваши отношения – в домашний каннибализм. Остаться собой, выдержать это соседство, не попав в карцер собственной персоны – твоя основная задача. Если ты любишь и не просишь оплатить тебе все по счетам, ты свободен. Ты – есть человек любящий, а «люблю – следовательно, - существую», если перефразировать разумного Рене Декарта. Дорожи любовью, будь ей благодарен за то, что мир все еще кое-как держится. Кто-то в нем непременно любит и тебя.      

Получить помощь мага
Яндекс.Метрика